Николай Сергеев — о Калмыковой: «В Даше меня привлекли не формы, а ее открытость»

Прoдюсeр и aктрисa впeрвыe дaли сoвмeстнoe интeрвью

Дaрью Кaлмыкoву знaют в пeрвую oчeрeдь кaк тeaтрaльную aктрису, xoтя у нee eсть и интeрeсныe рaбoты в кинo. Лeтoм прoшлoгo гoдa внимaниe пoклoнникoв привлeклa нoвoсть o ee рaзвoдe с Aлeксaндрoм Мoxoвым, в брaкe с кoтoрым Дaрья прoжилa дeсять лeт. Тoгдa aктрисa прoкoммeнтирoвaлa свое решение тем, что фактически разрыв произошел уже несколько лет назад, и в ее жизни появился другой мужчина. Сегодня Дарья и ее избранник, телевизионный продюсер Николай Сергеев, впервые дают совместное интервью.

— Даша, что при первом знакомстве тебя зацепило в Коле, очаровало?

Дарья: При первом знакомстве ничего. (Смеется.) Хотя Коля очень обаятельный. И он по образованию не музыкант, но фантастически играет на фортепиано, на гитаре, сочиняет музыку. Он очень скромный, поэтому сам это про себя не скажет. А я, признаюсь, не люблю в компаниях молодых людей с гитарой. (Смеется.)

Николай: Просто ей попадались неудачные люди с гитарами. Бывает, в компаниях взял инструмент и весь вечер поют, причем не очень хорошо.

Дарья: Мы познакомились в кругу общих друзей. И когда я увидела, что человек берет гитару, подумала: «Ну, началось», а оказалось, что это очень и очень симпатично. Коля не любит выпячивать свой талант.

— Коля, а ты сразу обратил внимание на тогда еще блондинку Дашу?

Дарья: Коля обманулся, он обратил внимание на блондинку, а по факту досталась брюнетка. (Смеется.)

Николай: За три минуты до того, как Даша появилась, ее анонсировали: «Сейчас придет Дарья Калмыкова, которая очень не любит скучных людей и зануд». И так получилось, что свободное место было рядом со мной.

— Уж не подстроили ли это? А ты был свободен тогда?

Николай: Мне кажется, что да.

Дарья: Как это «кажется»? Ты был свободный или нет? (Смеется.)

Николай: «Да» я ответил на то, что мне тоже кажется, что это было подстроено. А свободный я точно был. И на Дашу внимание сразу обратил.

Дарья: Я тогда выглядела немного не так, как сейчас. До этого я поехала в Грузию, где сильно поправилась. До такой степени, что на мне не могли застегнуть костюмы. Была абсолютным хомяком, плюс семь килограммов. И пришла я туда не в приподнятом настроении, в тельняшке и без мейкапа, на бегу, так как это была своя компания. Поэтому для меня загадка, чем я могла тогда привлечь. Своими формами? (Смеется.)

Чтобы воплотиться в образ Натальи в телефильме «Пуанты для Плюшки», актриса носила на талии специальные накладкиФото: пресс-служба кинокомпании «Марс Медиа»

— Коля, раскрой загадку. Тебе нравились пышечки?

Николай: Мне разные женщины нравились, не было стереотипов. Но привлекли меня не ее формы, а открытость. А вообще в Даше все прекрасно: с формами она или без, это не является главным.

Дарья: Мы подружились, стали общаться, приглашать друг друга на дни рождения, встречаться в общих компаниях.

— И Коля не предпринял ничего, чтобы в ближайшие дни пригласить на свидание?

Дарья: Нет, и, наверное, на то были основания. Это связано с тем, как женщина себя позиционирует. Видимо, в тот момент я была закрыта для отношений. У каждого в жизни бывает такой период, и это чувствуется энергетически. Мне кажется, что люди, переступая барьер тридцатилетия, имеют опыт, свои представления о прекрасном и потому достаточно аккуратно входят в отношения. Хотя, конечно, случаются взрывы эмоций. У нас все развивалось органично и очень постепенно.

Николай: Но все произошло бы в любом случае, сопротивляешься ты этому или нет. Я наши отношения воспринимаю как нечто судьбоносное. Для меня, по крайней мере, это та волна, с которой бороться невозможно.

— Коля, а как развивались ваши отношения с Макаром?

Дарья: Макар знает всех моих друзей, мы не отделяем наших детей от взрослой компании. Макар — настоящий мужчина, Коля — тоже. Поэтому они друг друга чувствуют.

Николай: Вопрос принятия ребенком взрослого или непринятия заключается не в том, какие отношения у взрослых, а в том, что ребенок чувствует: искренние ли отношения с ним. Мы с Макаром познакомились, катаясь на коньках. И сразу подружились.

С телеведущим Михаилом Зеленским у Николая новый интересный проект «Билет в Большой»Фото: личный архив Дарьи Калмыковой и Сергея Николаева

— Даша, а Макар не проявлял ни капельки эгоизма, когда появился Коля?

Дарья: Наоборот, у него теперь такой друг! А ко мне Макар в первую очередь относится как к женщине. У него на удивление очень правильное восприятие мамы. Чаще бывает: «Моя мама, и все, и она не может ни с кем общаться». Макар, наоборот, хочет, чтобы мама была счастлива и в работе, и в личных, и в дружеских отношениях.

— А с какого возраста Макар стал так относиться к тебе?

Дарья: Мне кажется, что сразу. Моя мама, смеясь, говорит, что при Макаре даже неловко появляться в разобранном виде, и у него с самого рождения был оценивающий мужской взгляд. И он сразу замечает изменения в моей внешности, делает комплименты, и наоборот. К примеру, в спектакле «Лев Гурыч Синичкин» я играла Раису — очень эксцентричную, капризную особу, интриганку. И когда я выходила в этой роли на сцену в первый раз, а Макар сидел в зале, он произнес: «О, господи, как стыдно-то!» Ему было шесть лет. Он не любит меня в таких проявлениях, хотя прекрасно понимает, что я актриса и это роль. И в кино ему не нравятся мои сцены с поцелуями. А когда мне впервые поменяли цвет волос и Макар увидел меня темной, то провел очень трогательно по голове и сказал: «Мамочка, смой волосики».

— Коля, а в твоем восприятии актриса Даша Калмыкова на момент знакомства какой была?

Дарья: Он меня не знал! (Смеется.)

Николай: Но к следующей встрече я уже подготовился. (Улыбается.) А тогда у меня только было ощущение, что это лицо я где-то видел.

Дарья: Я его в театр пригласила, чтобы он меня зауважал сразу. (Смеется.) Первым был спектакль «Рассказ о семи повешенных», я эту роль очень любила, а потом «Старший сын».

Николай: Я посмотрел сразу два спектакля. И в моем восприятии она стала еще более недоступной.

Дарья: Не входило в планы Коли иметь девушку-актрису.

Николай: Но это же не из разряда планов, мужского интереса к определенной женщине, а что-то другое. Это происходит вне зависимости от твоих желаний и действий. Хотя, конечно, Саша Баршак мне говорил: «Коль, только не актриса, не дай бог!»

Дарья: Я понимаю почему. У нас определенная психофизика, и есть актрисы, которые полностью свою жизнь подчиняют профессии. Любому нормальному мужчине это трудно понять. И Коле, когда мы стали жить вместе, тоже сначала было трудно принять, что я уезжаю на съемки на два месяца. Он по своей сути не публичный человек. Мы появлялись вместе на каких-то мероприятиях, и он всегда старался оставаться в тени, поэтому и общих интервью мы никогда не давали.

— А какие-нибудь проявления ревности у вас существуют? Особенно у тебя, Коля, так как актеры многое воспринимают нормально.

Николай: С появлением Даши в моей жизни какие-то вещи во мне либо исчезли полностью, либо серьезно трансформировались. То чувство ревности, которое я испытывал раньше, мне сейчас непонятно. Представить не могу, что я устраиваю сцены. (Смеется.) За эти три года я бы уже застрелился, находясь рядом с женщиной, которая, безусловно, привлекает внимание к себе, вызывает восхищение не только у меня. Поэтому не могу сейчас признаться в том, что страшно ревную. Но иногда меня что-то напрягает.

Дарья: Мне кажется, любому мужчине неприятно смотреть, как его женщина с кем-то целуется. Было бы удивительно, если бы Коля не реагировал на это вообще. Когда они с Макаром приезжают ко мне на съемки, то и сыну это тоже неприятно, он даже говорит Коле: «Я сейчас видел, мама-то с кем-то…»

Николай: Тогда я скажу, что меня напрягает. Напрягает то, что некоторые артисты вовремя не выходят из роли. А в Дашином поведении не напрягает ничего.

Партнершами Дарьи по сериалу «Курортный роман» были Софья Каштанова и Наталья НоздринаФото: личный архив Дарьи Калмыковой и Сергея Николаева

— И никаких пожеланий?

Дарья: Нет такого. Невозможно представить, чтобы Коля сказал: «Сейчас будешь сниматься, пожалуйста, без поцелуев», чтобы он диктовал условия и лез в мою кухню. Коля уважает меня в моей профессии, а я не могу указывать ему, что продюсировать, а что нет. И я не представляю, чтобы он ударил кулаком и сказал: «Это уже переходит границы допустимого». Мы с Колей очень любим смотреть фильмы, и всегда отмечаем красиво снятые откровенные сцены. Кстати, благодаря Коле я открыла для себя мир очень хорошего европейского и американского кино.

— До какой стадии доходят ваши эмоциональные всплески: до крика, битья посуды, отказа от ужина в знак протеста?

Дарья: Не ужинать мы не можем. (Смеется.) Мы любим поесть.

Николай: Война войной, а обед по расписанию. (Смеется.)

Дарья: Посуду тоже не бьем, мы бережливые. А если серьезно, мы стараемся не унижать друг друга.

Николай: Мне надо уединиться в такой момент, походить, погулять, подумать о чем-то, подышать воздухом.

Дарья: У нас собака, так что он берет женщину, с которой он мне изменяет, Фифу, и идет гулять.

— Кто из вас мягче?

Николай: Мне кажется, мы оба довольно мягкие люди.

Дарья: Я в Коле очень ценю дружескую поддержку, она крайне важна в отношениях. И мне кажется, что и во мне это качество есть. Не всегда, конечно, люди могут понять, как психологи, состояние другого, но даже когда возникают проблемы, связанные с работой, я знаю, что дома меня поддержат, не будут придираться к тому, что я вздернутая. Наоборот, мы можем открыть вкусное вино и посидеть, поговорить на эту тему. Или вот у меня недавно была проблема, связанная с окраской волос для съемок, жуткая для женщины. Мне практически испортили волосы. И первый, кому я позвонила, был Коля. Хотя он мужчина, далек от таких женских проблем и мог сказать: «Почему ты звонишь мне с этим?» А я знаю почему. Потому что он меня услышит в любой ситуации.

Николай: Мы можем проговаривать какие-то вопросы до двух, до трех часов ночи, хотя утром надо вставать и вести ребенка в школу или Даше ехать на съемки. Причем это и моя нужда, я не закрытый человек. Мне надо Дашке рассказать проблему и получить от нее поддержку и даже совет.

С Олегом Табаковым в спектакле по пьесе Михаила Булгакова «Кабала святош» («Мольер»)Фото: личный архив Дарьи Калмыковой и Сергея Николаева

— Коля, ты гордишься Дашей?

Николай: Я не просто горжусь, а хвастаюсь ею направо и налево, постоянно и везде. Первый раз в жизни такое. Я пользуюсь социальными сетями, звоню близким родственникам и друзьям, чтобы они посмотрели фильм с ней. Я хвастаюсь, и себе самому тоже, что рядом со мной такая женщина!

— Даша, а ты восхищаешься Колей как профессионалом?

Дарья: Конечно. Мне кажется, женщине очень важно гордиться мужчиной. Если нет такого чувства, это беда. Наверное, в этой гордости есть и ощущение защищенности, как мне кажется. И, конечно, сейчас я очень горжусь его работой. Коля и раньше делал интересные вещи — как в бизнесе, так и в творчестве, но сейчас у него замечательный проект, связанный с Большим театром, — «Билет в Большой». Я горжусь тем, что он собрал прекрасную творческую команду. Я видела съемки: пользуясь своим положением, он водил меня за кулисы, это так интересно! И меня поразил Колин выбор ведущего Михаила Зеленского. Миша — насколько многогранный человек и так органично вписался в эту историю, что я никого больше не представляю на его месте.

— Коля, а как ты попал на телевидение?

Николай: Я всегда хотел этим заниматься. Но у меня никогда не было установки работать в формате канала «Культура», просто так судьба распорядилась. Я мечтал работать на телевидении, в 96-м году пришел туда. А в шестнадцать лет попал в «Коммерсант», был репортером.

— А чем родители занимались?

Николай: Папа, Алексей Сергеев, был очень известным журналистом. В газете «Коммерсант» у него была должность, которую после его смерти отменили, — «золотое перо». Он писал очерки, в советское время писал в «Московский комсомолец».

Дарья: У Коли энциклопедические знания, это восхищает. Он может ответить на вопрос, связанный с любой сферой жизни.

Николай: У меня генетика хорошая (улыбается), мой дедушка — ученый, известный историк Александр Абрамович Галкин. Он написал основополагающий труд «Германский фашизм». Мама — кандидат наук, бабушка — доктор наук, дедушка — профессор. И мне мама хорошие книжки подсовывала лет с тринадцати, когда я увлекся чтением. Я люблю книжные магазины, даже в детстве, прогуливая школу, шел в книжный.

Дарья: Мне и Макару Коля советует литературу. И хотя я всегда считала себя человеком начитанным, понимаю, что есть пробелы. Боюсь это спугнуть, но и Макар очень увлекающийся парень. У нас был интересный случай в Питере. Он тогда был влюблен. Мы зашли с ним на Невском в книжный магазин, и он говорит: «Мам, я хочу купить стихи про любовь», я отвечаю: «Если про любовь, то, думаю, сборник лучших стихов Пушкина, Тютчева…» Купили. Думаю: «Он сейчас полистает его, и все, но хоть я почитаю». Однако все четыре часа, которые мы ехали назад в «Сапсане», он изучал этот сборник. Не могу сказать, что он не вылезает из книг. Как любой нормальный мальчишка, он любит и поиграть, но мы стараемся вот такое трепетное в нем не спугнуть.

«Его забота может проявиться и сюрпризом, и крупным знаком внимания. А может – и во вкусно накрытом ужине, когда я прихожу домой после съемок», — говорит Даша о мужеФото: Виктор Горячев

— Мужское воспитание присутствует?

Дарья: Мне кажется, что Макар — очень счастливый человек, потому что у него перед глазами пример двух потрясающих мужчин. Это его дедушка — мой папа Константин Григорьевич, у них очень близкие отношения, чему я безумно рада. И у него появился пример Коли. Очень важно, что Макар видит их отношение к женщине — как мужчина может проявлять заботу, оказывать знаки внимания.

— Под знаками внимания что ты подразумеваешь?

Дарья: Это очень личное. А я уже научена опытом, что, когда начинаешь это перемалывать, что-то пропадает. Его забота может проявиться и очень крупным знаком внимания, а может и во вкусно накрытом ужине, когда я прихожу домой после съемок. Дело здесь не в материальных ценностях, а в том, что человек подумал, что бы могло мне доставить удовольствие. И это, конечно, обескураживает.

Николай: Даша несколько раз делала такие сюрпризы, что я был счастлив как ребенок. Это абсолютно детское счастье даже на пленке зафиксировано!

— Можно хоть что-то раскрыть?

Дарья: Раскрой про торт.

Николай: Я не знаю, как Даша нашла его в этом богом забытом месте под названием Глазго, где мы оказались зимой. А это точно богом забытое место, льет дождь, все мрачно, серо, промозгло. Такой вампирский интерьер. И я проснулся в этом городе 2 января, в мой день рождения. И вдруг какой-то стук в дверь, открываю, и мне приносят… шоколадный торт со свечами. Такой торт в день рождения мне дарили в далеком-далеком детстве. Я помню, как был счастлив в тот день.

С любимыми мужчинами: Николаем и сыном МакаромФото: личный архив Дарьи Калмыковой и Сергея Николаева

— Даша сейчас много снимается. Ты скорее рад, что она так востребована, или немного расстроен?

Николай: Я очень рад, но сильно скучаю.

Дарья: Коля радуется, что у меня появляются интересные проекты. Например, сейчас я снимаюсь в сериале «Перепутанные» потрясающего режиссера Вячеслава Никифорова, который снимал «Палача» и многое другое. Прекрасная актерская команда: Любовь Толкалина, Анатолий Белый и две замечательные молодые девочки. Для меня этот фильм очень интересный, неожиданный, с трудной ролью, потому что такого я еще не играла, у героини вообще не моя психофизика. Я очень надеюсь, что все получится. А вообще, мою энергию надо направлять в работу (смеется), тогда всем спокойнее будет.

Николай: Мне тоже кажется, что Даше надо много работать, и в этом смысле моя радость сильнее, чем мысли о том, как мне ее не хватает. Но мы с Макаром приезжаем к ней на съемки.

— А ты не думал о том, чтобы соединить усилия в творчестве, спродюсировать сериал с Дашей?

Николай: Почему нет? Вполне возможно.

Дарья: А, как я выгодно мужика отхватила! (Смеется.)

семья, интервью, николай сергеев, дарья калмыкова

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.