Неделя апокалипсиса. Интервью с основателем ГОГОЛЬFEST

— Я мoгу вспoминaть тe гoды, нo мoи oцeнки тoгдa и сeгoдня oтличaются. Рaньшe былo бoльшe рoмaнтизмa, сeйчaс, нaвeрнoe, бoльшe кaкoй-тo мудрoсти. Xужe или лучшe стaлo? Думaю, нe xужe и нe лучшe. A в чeм-тo интeрeснee. Рaзнaя стрaнa, рaзныe чувствa, дa и сaм я рaзный — сeйчaс и тoгдa.
— Чeм интeрeсeн тaкoму игрoку, кaк aрт-зaвoд Плaтфoрмa, кoнтeнт ГOГOЛЬFEST — сoврeмeннoe искусствo, пoнятнoe дaлeкo нe всeм?

Тeaтр? — A чтo этo мoжeт быть?
O тoм, чего ждать от фестиваля, Корреспонденту рассказал создатель ГОГОЛЬFEST Владислав Троицкий, пишет Алексей Гвоздик в №34 издания от 9 сентября 2016 года. В этом году он будет проходить с 16 по 25 сентября на новой локации — арт-заводе Платформа. Международный фестиваль современного искусства ГОГОЛЬFEST — самое масштабное арт-событие в культурной жизни страны.

— Что изменилось для вас за годы существования фестиваля?
Но я чувствую, что в этом году он выйдет на какой-то новый виток. Все программы развернуты к публике — это не вещь в себе. Есть какая-то провокативность. Современное искусство должно быть в пространстве актуальности — не заигрывать с социумом, но быть готовым к встрече с ним. — Лучше о таком судить после фестиваля.
 
А в том, что средства идут по старым каналам:тнациональные хоры, ансамбли, государственные театры и оперы — в том, что мало денег выделяется на развитие культуры.
В этом смысле я рассматриваю текущий фестиваль как тест. Тем более что все прекрасно понимают: подобный проект не может быть дотационным. — Это же не мгновенно рождается! Он должен дать ответ, может ли такая площадка в принципе существовать. Для начала нужно обеспечить инфраструктуру и подготовить команду.
— Разговоры о создании постоянно действующей площадки на базе фестиваля ведутся уже давно. Почему до сих пор не удалось сделать ничего подобного?
Как говорится, несмотря ни на что… — Тем не менее существует ГОГОЛЬFEST.
 
Центра, который бы системно занимался образованием, генерировал новый контент, был представлен и на внутреннем рынке, и за рубежом. Я всегда говорил, что ни в Киеве, ни в стране нет ни одного места, связанного с современным искусством. Надеюсь, что арт-завод Платформа сможет стать первым таким местом в стране.
И это дает нам уверенность, что мы сможем полноценно отработать всю программу фестиваля. Мы нашли нового партнера — арт-завод Платформа. Самый сложный момент был в прошлом году: чтобы провести фестиваль, мне пришлось влезть в долги, с которыми я полностью не рассчитался до сих пор. Сейчас мы нацелены на создание синергии с теми проектами, которые уже существуют на Платформе: Ulichnaya Eda и барахолка Кураж Базар. В этом году нам повезло больше. Мне кажется, что нам удастся органично добавить в уже созданный мир серьезную арт-историю.

Ведь чтобы реализовать крупные проекты, надо с кем-то вести диалог. Пока не произойдет изменений на уровне государства или пока частные инициативы не накопят ресурс, с которым можно играть на перспективу, никто сюда не придет. А с кем? — Фрагментарно они как-то представлены, но системная работа “в долгую” не ведется.
Если соединить все наши усилия, публика поймет, что можно не только в уик-энд, но и в будни приехать и увидеть интересный спектакль, посмотреть фильм или послушать лекцию. С точки зрения долгосрочных инвестиций — это очень правильный и мудрый подход. Ведь на такой площадке можно будет получить пищу и для души, и для тела. А еще современная хореография, визуальное искусство. — Например.

— За девять лет существования ГОГОЛЬFEST не раз оказывался под угрозой срыва. Какая ситуация в этом году?
 
— Каждый ГОГОЛЬFEST запоминается чем-то особенным: количеством событий, открытием… Какую фишку можно выделить в этом году?

 
Почему? — В этом году фестиваль называется ГОГОЛЬFEST. ВАВИЛОН.

Влад Троицкий рассказал о том, что ждет ГОГОЛЬFEST.

***
А на этапе реализации ко мне присоединился Женя Уткин [глава инвестиционного холдинга KM Core]. — Как вы помните, идея фестиваля была изначально моя. Потом все тяжелее и тяжелее. Поэтому скажу, что сначала все шло сравнительно легко. Понятно, что о проблемах и победах каждого из девяти ГОГОЛЬFEST я могу рассказывать бесконечно долго. Вместе мы удерживали проект на плаву, сколько могли.

Вот построит он новый театр. Зачем богатому человеку инвестировать что-то в культуру? К тому же если миллионер решится на такой поступок, ему придется бесконечно финансово поддерживать культурный проект. — А почему кто-то должен платить за то, чтобы кому-то было хорошо? Иначе он просто умрет. Кто там будет играть? А для кого?

Напомню, что история Вавилона — это история катастрофической предопределенности, которая сравнима с тем, что происходит сейчас вокруг нас. По сути, пресса навязывает нам комплекс жертвы. Когда же человек соглашается взять на себя эту роль, включается обратная связь — он начинает искать подтверждение тому, что все плохо. — Название фестиваля передает состояние, в котором сегодня находится весь мир и каждый из нас. Смотришь новости и понимаешь, что все плохо: АТО, Россия, криминал, Трамп, Брейвик, всемирное потепление — лучше и не жить.

Никого, способного на это, в Украине пока нет. Ведь таким образом Платформа становится единственным большим игроком с европейским подходом формирования пространства нового типа. С другой, для арт-завода это заявка на монополию. С одной стороны, наше партнерство дает новое место для фестиваля и расширяет тусовку Платформы за счет публики Гогольфеста.

Задача ГОГОЛЬFEST — формирование контекста как внутри страны, так и за рубежом. Кроме того, будучи культурным мероприятием, мы стараемся менять мировосприятие нашей аудитории.
— Как обеспечить финансирование такого крупного проекта?
Ведь в Украине хватает богатых людей… — А что насчет частных инвестиций?
У них есть цель создать центр притяжения не только для столицы, но и для всей Украины. Они понимают, что одними коммерческими проектами, даже самыми обаятельными (например, как Уличная Еда и Кураж Базар) сложно сформировать новые городские смысловые пространства. А без культурной, образовательной и арт-составляющей это сделать невозможно. — Хозяева арт-завода Платформа, в отличие от многих украинских бизнесменов, способны думать наперед и могут похвастать системным подходом.

— Дело не в коммерции. В идеале такие проекты обеспечивает государство. А в Украине дело даже не Там страны богаче и располагают ресурсами. Например, в Европе.
У нас никто не пытался понять, насколько удовлетворяет людей то, что предлагает государство в области культуры. Соответствует ли он выбору современного мира? Нельзя делать ставку на ушедший век и проводить реформы на кладбище. А какой продукт они производят? Надо смотреть в будущее. вся эта братия с обслуживающим их персоналом поглощает 95% бюджета Министерства культуры.
С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь. Этот материал опубликован в №34 журнала Корреспондент от 9 сентября 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена.
Подчеркну, что именно искусство способно взять на себя примиряющую роль. Ведь капелька иронии для человека, который оказался в тяжелой ситуации, — лучшее лекарство. Но постоянно жить в состоянии стресса невозможно. Этот “препарат” способен менять отношение человека к миру. А значит, и его жизнь. Дать людям силы не озлобляться и вопреки всему думать о хорошем. Поэтому мы решили помочь нашим зрителям избавиться от этой “болезни” и с легкой иронией проиграть сценарий апокалипсиса.
На самом деле такой фестиваль должен существовать за счет публики. А она должна понимать: получить качественный контент даром невозможно. Как во всем мире происходит? Но это уникальная история для нашего проекта. Человек хочет поехать на рок-фестиваль. И собирает 250-300 евро на дорогу и жилье.

— Вы говорите о том, чтобы сделать событие коммерческим?

— Есть еще вариант европейских культурных институтов. Насколько охотно они работают с Украиной?

Со стороны городской власти пришла серьезная  финансовая помощь. — В этом году свое мускулистое плечо нам подставил город.
— ГОГОЛЬFEST, Одесский фестиваль, Львовский форум — это исключения. Они не могут разрушить старую систему.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.