Лянка Грыу: «Кризис в отношениях помог преодолеть Нью-Йорк»

И eщe былo мoe жeлaниe выучить aнглийский. Прeдлaгaeшь другoй мaмe: a дaвaйтe встрeтимся здeсь в слeдующий чeтвeрг. Вoт были в Нью-Йoркe, сeйчaс приexaли в Мoскву. Вы с Миxaилoм пoзнaкoмились, кoгдa вaм былo чуть зa двaдцaть. Этo нaс нaпугaлo. Включaлa тeлeвизoр — ничeгo нe пoнимaлa. Муж кaк рaз зaнимaлся мoнтaжoм фильмa и тoжe мoг рaбoтaть зa прeдeлaми Мoсквы. Нo, кoнeчнo, русский рeстoрaн «Мaривaннa», гдe мы с рeбeнкoм eли вoсxититeльныe сырники, нe зaмeнишь ничeм.интeрвью, лянкa грыу Нa сaмoм дeлe этo нe тaк. Xoтя мнe oчeнь нрaвятся Мишины кaртины, я им гoржусь. Прoйдя вмeстe чeрeз приключeния, мы смoгли сплoтиться, oткрыть друг другa зaнoвo и пoняли, чтo мы oчeнь xoрoшaя кoмaндa. Этo знaчитeльный пeриoд, oсoбeннo для вaс. Нa стeнe у мeня висeли плaкaты сo слoвaми, я в нaушникax слушaлa aудиoкурсы, смoтрeлa фильмы. Тoлькo вытaлкивaя сeбя из зoны кoмфoртa, ты мoжeшь рaскрыть нeкиe внутрeнниe грaницы. Я тaкжe видeлa Кит Ричaрдс, Милу Кунис, eщe кoгo-тo из знaмeнитoстeй. A eсли нe пoлучится, я тeбe пoмoгу». Былa тaм рaз шeсть, нo приeзжaлa тoлькo нa нeскoлькo днeй, и нe былo такой возможности внедриться в жизнь города. На самом деле это странно: когда ты не видишь любимого человека две-три недели, а потом вы встречаетесь, и приходится заново друг к другу привыкать, притираться. Оказалось, что Нью-Йорк намного больше и гораздо интереснее, чем его показывают в кино.— Лично у меня первые ассоциации — это сериал «Секс в большом городе».— Представляете, а я там была, на Пэрри-стрит, и сфотографировалась возле двери того дома, где якобы жила Кэрри Брэдшоу. Удивительно, что в тот самый день в Нью-Йорк приехал Оскар Кучера, с которым мы вместе катались в «Ледниковом периоде». Несколько месяцев я прожила, общаясь только со своим мужем и ребенком, и не чувствовала себя обделенной. Открывала для себя язык, людей, город. Занимался визами, нашел квартиру в Нью-Йорке, сделал все, чтобы мы чувствовали себя комфортно. Йога помогает мне и физически. В Нью-Йор-ке существуют такие play day, то есть свидания для игры. А бывает, пробуюсь, но не утверждают продюсеры. (Марусей мама меня называет, а Мише тоже это прозвище понравилось.) Я читаю сценарий, говорю: «Миша, это хорошая роль, но не мое, не пойду.— Я думала, у вас, наоборот, ревностное чувство появляется, когда он других актрис приглашает.— Нет, что вы! Два года назад, когда мы с вами общались, я снималась в телефильме «Тест на беременность», в выходные уезжала на съемки в Питер, а по будням каталась в шоу «Ледниковый период». (Улыбается.) К тому же уезжать с ребенком куда-то в страны, где не все гладко с вопросами санитарии, мне не хотелось. Если ты смог остановить гонку и найти ответы на какие-то важные для себя вопросы. Например, открыла для себя йогу. Потому что до этого моя жизнь шла по кругу: дом, работа. (Смеется.) Дом ли вместе построить, ребенка родить или в кругосветное путешествие отправиться, но должна быть точка соприкосновения, в которой вы оба плечом к плечу движетесь. Я поняла, что совершенно не умею расслабляться. Так что все сложилось. Мне это и самой нравится.— Как вы считаете, мальчиков и девочек надо по-разному воспитывать?— Сначала из нас все равно лезет наше воспитание, заложенное еще в тех советских реалиях. Не говорю уже о том, что мой сын теперь говорит на английском. Шесть ему будет в феврале, получится, что в шесть с половиной пойдет. Мы попали на премьеру, и сам Джим пришел представить свою работу. А в Нью-Йорке прямо в соседнем доме располагалась студия, и я по утрам с удовольствием ходила на занятия. Нью-Йорк показался мне гостеприимным городом, открытым для общения, отношений.— То есть вы человек-космополит?— Я не знаю. В Москве мне было некогда, хотя многие подружки попробовали и очень хвалили. Оказалось, Лянка и ее муж, режиссер Михаил Вайнберг, были заняты важным делом: спасали свой брак.Нередко перед человеком творческим встает этот жесткий вопрос: семья или карьера? Происходит такое первое отпочкование, отделение от родителей. (Улыбается.)— По друзьям не скучает?— У него появились там друзья. Если бы мы остались с той же парадигмой — карьера, работа в разных городах, — то, возможно, у нас бы и не получилось сохранить отношения. Но теперь есть такой крючок, чтобы вернуться в Нью-Йорк и поучиться, сделать что-то полезное для профессии. Я не вижу, что что-то кардинальным образом поменялось в моей карьере после того, как мы с Мишей поженились. Но так совпало, что в связи с кризисом начались трудности в киноиндустрии, приостановили несколько проектов, выход которых был запланирован на лето. Мы не могли понять, в чем причина, почему нет такого близкого контакта, как раньше. То есть нельзя просто запретить, надо предоставить лазейку. Хотелось в этом разобраться. Через некоторое время я начала получать кайф от нашей жизни. Всего лишь два метра площади и коврик. Иногда брали машину и ездили в глубь штата: там очень богатая природа, есть горнолыжные курорты, прекрасные озера. Мы любим работать вместе, в этом есть какое-то объединение для наших фантазий, идей.— А почему не получается?— Бывают фильмы, где совершенно нет ролей для меня. Хорошо, что мы с Мишей это вовремя поняли. Потом он вырастает и, может, уже не так сильно нуждается в заботе. Ну, а я смогла расслабиться и занять какую-то свою позицию — жены, мамы, занималась домом, созданием уюта.— Вы шесть лет вместе. Это всем только так кажется, что если муж режиссер, то жена будет сниматься во всех его картинах. Есть два варианта: либо ты подождешь, пока я освобожусь, либо попробуешь сделать это сам. Звонила маме, спрашивала, как печь блины. Он очень музыкальный, так что найдем для него и какие-то занятия, связанные с музыкой. Когда Максим остается с папой вдвоем, я вижу, что у них другая система отношений, как-то посуше, посерьезнее. Ведет сына из школы. Пока у него быстро все усваивается, хотим еще один язык дать.— Вы уже в школу собираетесь?— Нет, на следующий год. Но для меня это было просто невероятно: только что говорили про Кэрри Брэдшоу — и вот она! Не могу переключаться. Мы же не хотим воспитывать ребенка в точности так, как было раньше? Была такая вероятность, что мы расстанемся, и мы оба запереживали. Иногда я прилетала в Москву на какие-то интересные кастинги, давала интервью, делала фотосессии. Ведь с самого начала нашего знакомства с Мишей мы сразу ощущали себя как единое целое. Мы с Максимом этот момент всегда обсуждаем. Например: «Сынок, сейчас я занята, готовлю оладушки. Должна сказать, что кастинг — одна из сильных Мишиных сторон. Сели в кафе неподалеку от этого самого дома и… Хотите верьте, хотите нет: идет Сара Джессика Паркер собственной персоной! И сейчас мы оба за этим следим. Я уже такая старая, мне двадцать восемь лет». Это для меня тоже своего рода медитация. И языки разные: испанский, немецкий, малайзийский — столько культур в одном месте! Самое главное, чтобы отец не давил своим авторитетом. Важно говорить с ребенком уверенно, но при этом с теплотой и любовью, чтобы он чувствовал себя защищенным. Я позволяю ему быть искренним, не держать эмоции в себе. На меня он произвел неизгладимое впечатление. Такие были новые, невероятные впечатления. А режиссер не всегда может повлиять на их мнение. Я почувствовала, что устала жить в таком ритме, надо как-то внутренне восстановиться, и мне не хватает времени, проведенного вместе с сыном. Роль Ольги мне гораздо ближе. Ирэн из «Шерлока Холмса», дочь д'Артаньяна, канадская лыжница из фильма «В спорте только девушки». (Смеется.) Мне очень нравились мои занятия английским. Можно сказать, эта поездка дала второе дыхание нашим отношениям. И надо дать эту свободу. Я поняла, что не хочу упускать это время. Если будет интересный сценарий и точно моя роль, мы обязательно попробуем. Нет запрета, обо всем надо разговаривать и договариваться. Между нами очень чуткое взаимопонимание. Можно делать упражнения в любой гостинице, на любом балкончике, даже на съемочной площадке. Миша восемь месяцев прожил в Санкт-Петербурге, я в основном была в Москве, да еще и фактически оторвана от сына. У актрисы появился свой рецепт спасения бракаАктриса Лянка Грыу очень избирательна по отношению к проектам, в которых участвует. Летом будем снимать второй сезон «Теста на беременность». Оттого ее роли зрителям запоминаются. Я всю жизнь мечтала выучить английский язык, чтобы смотреть фильмы, читать книги, свободно общаться с людьми. Любой ребенок, который находится на территории Нью-Йорка, имеет право на обучение. А личная жизнь провисает. Мой агент так организовывала мои встречи, что за неделю я успевала сделать много важных дел. Иногда я так и говорю: «Миша, можно я глупость скажу? Я решила взять паузу в работе, мы обсудили это с Мишей. Потом появились приятели, человек пять-шесть, с которыми мы периодически выбирались куда-то на кофе или ходили в музеи, в детские парки. В общем, наша семья: я, Миша и Максим, как Робинзоны Крузо, отправились в путешествие и окунулись в совсем иную реальность: чужой язык, город, который ты не знаешь и в котором никто не знает тебя. В том же «Тесте на беременность» мне нравится роль главной героини, но я понимаю, что она не моя. Но, с другой стороны, что в этом плохого? Он знает, где какие магазины игрушек. Едем в машине, и он на ходу читает вывески.— На английском тоже?— Пока на русском, он знает английский алфавит и смотрит на английском мультики. И у нас все получится.— То есть теперь у вас есть рецепт, как сохранить семейный союз.— Да, но он такой специфический, не всем подходит. Мне стало очень интересно, я поняла, что могу почерпнуть что-то важное из их театральной школы, освоить какие-то упражнения, пройти тренинг. Люди к ним спокойно, доброжелательно относятся, хотя и проявляют какие-то знаки внимания.— Вы сказали, что мечтали выучить английский. Мы решили, что нам нужно найти друг друга заново, побыть вдвоем. Я сама готовила обеды. Ты больше становишься ему наставником, другом. И для нас очень важно постоянное общение. Но в первую очередь мои дивиденды заключались в том, чтобы восстановить свой внутренний баланс, побыть с семьей и узнать что-то новое. Ведь всегда очень ценили ту любовь и доверие, что были между ними. А потом сама говоришь себе: стоп. Сами, с ребенком, без няни, без каких-то обязательств, звонков по работе, полностью оторванные от привычного образа жизни. Мама с ним еще и по-французски разговаривает. Авторитет должен быть построен на уважении, а не на страхе.Боди и плащ, все – Kuteiko Couture; туфли, Stuart WeitzmanФото: Алина Голубь— Ребенок не спрашивает, зачем мы сюда приехали из Нью-Йорка?— Нет, у него в сознании существуют два этих города. Может, мне не столь интересно с ней разговаривать, но главное, наши дети прекрасно контактируют.— Вы ощутили разницу менталитетов? Это был стресс, но такой, с позитивным оттенком. Время-то изменилось. Это уже следующий этап. Его фильмы любимы зрителем, у них высокие рейтинги, и продюсеры довольны его работой. Он же человек, и его желания важны. Оказалось, что это легко можно сделать без всякой бюрократической волокиты. Что вот он дома, спит рядом с тобой… Оказывается, за это время ты уже привыкла жить она, сложился какой-то распорядок дня. Сейчас Максим подрос, такой интересный стал, вопросы разные задает, читать начал. И он тоже делится со мной своими переживаниями. Прекрасный сериал, все на своих местах. К сожалению, у нас не получается так часто работать вместе на съемочной площадке, как хотелось бы. Хотелось вернуть это состояние тонуса, подтянутости. Дыхательные упражнения помогают снять блоки, стресс. Мы показывали ему на карте, где они находятся. Настолько погрузилась во все это, что видела своего сына только по утрам и вечерам. В какой-то момент я поймала себя на том, что сижу в кафе с приятелями-американцами и мы обсуждаем новый фильм Джима Джармуша. Иногда соприкасаются наши пути. Мы очень много работали с ним над развитием мелкой моторики: лепили, рисовали, делали аппликации, у меня куча всяких интересных игр для детей трех-четырех лет. И не могу сказать, что мне так уж нужна компания. Мне порекомендовали хорошую учительницу по английскому языку, мы стали заниматься, и оказалось, что все не так страшно. Пусть хотя бы дома это делает. Но иногда прорываются наружу формулировки из нашего детства. И еще я очень люблю готовить. А здесь все было иначе. Бывает, у него есть интересная роль, он говорит: «Маруся, посмотри». Мне нужно было разобраться, куда двигаться дальше.Платье, Diana GazaryanФото: Алина Голубь— Это может быть опасно…— Потому что поймешь, что хочешь совершенно другого? И смотрю, через некоторое время Макс уже обулся. Может посмеяться над моими страхами, обернуть все в шутку, и это снимает напряжение. Обе работают по системе Станиславского, но в разных вариациях, и у них есть годичные и полугодичные курсы. Поэтому я предложила Мише проанализировать наши высказывания. Бывают периоды, когда на первый план выходит карьера, работа. Иногда приходила, а он уже спал. Что интересного в вашей жизни произошло за это время?— Произошло много изменений, но они скорее внутренние. Был какой-то момент, когда сын закапризничал, захныкал, и Миша сказал: «Что ты плачешь, как девочка?» А я тоже «отличилась». Осенью в Нью-Йорке было очень красиво, мы много гуляли пешком. Но в последнее время актрису не так часто можно увидеть на экране. Мы понимали, что в Москве это вряд ли получится. Особенно когда ребенок маленький, и очень сильна эта связь между малышом и мамой. А сейчас, ближе к тридцати, мировоззрение меняется и важно почувствовать, что рядом все-таки тот самый человек, с которым хочется прожить жизнь.— Да, я думаю, что это как раз и был переломный момент. После «Ледникового периода» мне предложили поучаствовать в «Танцах со звездами», и мысль о том, что еще несколько месяцев я буду оторвана от семьи, меня ужаснула. Мы обсуждали систему Станиславского, выясняли, чем отличаются российские и американские театры, какие существуют школы. Они работают в основном в театре на Бродвее. Как-то развело нашу семью, и это ощущение было некомфортным. И иногда уже думаешь: «Ну, а зачем я буду мужа грузить?» Произошло разделение, чего нам как раз совсем не хотелось. Все прекрасно.— А изменил ли этот нью-йоркский период что-то в ваших отношениях?— Да, колоссально. Я всю жизнь мечтала увидеть это чудо света! Первое время я даже стеснялась сделать заказ в кафе, мне казалось, что я не так произношу слова. Дело в том, что мы так заняты карьерой, или это чувства проходят? Я обожаю Рим. Допустим, пришли вы на детскую площадку и ваши дети познакомились, хорошо играли вместе. Это правда. Миша говорит: «Давай надевай ботинки». Потом выходишь замуж, рожаешь ребенка, и уже меняются приоритеты. После тяжелых нагрузок в «Ледниковом периоде» я немного расслабилась и вышла из формы. Но в наше прагматичное время, даже приобретая какие-то умения, люди размышляют, где их можно применить.— А я и собираюсь это использовать. Оказывается, она живет в этом районе. По-моему, доверительные отношения и есть та основа, на которой строится семейная жизнь. Да, мы созванивались, но это не заменит живого общения. Нам захотелось изолироваться.Юбка, AKA Naniita; топ, Alex Lu; туфли, Stuart WeitzmanФото: Алина Голубь— Вариант отправиться на Гоа вам не подошел?— Нет, пляжного отдыха нам хватает на неделю. И я нашла два подходящих мне учебных заведения: школа Ли Страсберга и школа Стеллы Адлер. Жаль, что это произошло прямо перед отъездом! Очень мне нравится, что для занятий не нужны никакие специальные приспособления. Чтобы путешествие было интересным, нам надо открывать новые города. И тогда было принято решение, на которое бы отважился не каждый. В Нью-Йорке же потрясающие актерские курсы.— В конце моего так называемого эксперимента, когда я стала уже достаточно уверенно говорить по-английски, я познакомилась с интересными ребятами-актерами. Актер — это губка, который должен впитывать реальность со всех сторон, во всех ее проявлениях. Максим что-то требовал: «Я хочу, хочу!» — а я ответила: «Да мало ли что ты хочешь!» И в тот же момент поняла, что я не права. А когда его нет, волей-неволей учишься самостоятельно справляться со своими эмоциями. Все время будет что-то отвлекать: звонки, работа, встречи, презентации. Мы жили как-то весело и бесшабашно, по-студенчески. (Смеется.) И он меня обнимет, поцелует, успокоит. Хочу и здесь продолжить.Топ, Paco RabanneФото: Алина Голубь— Йога для вас — это способ медитации или поддержания хорошей физической формы?— Это как способ справиться со своими тревогами. «Завяжи шнурки» — «Нет!», «Надень шапку» — «Нет!», «Иди спать» — «Нет!» Но, к счастью, это продолжалось недолго, пару месяцев. У меня появилось свободное время, и я поняла, что хочу посвятить его себе — в плане обучения, отдыха, накопления новых впечатлений, эмоций. У мужа тоже работа есть, появились новые идеи. — «Ничего, пусть сам». Сначала он общался на детской площадке, а потом мы устроили его в сад. Напряженный рабочий график, съемки в разных городах — почувствовав некоторое охлаждение в отношениях, Лянка и Михаил запаниковали. Я очень благодарна Мише за то, что он меня поддержал и сумел все организовать. Хочет носить разные ботинки? Естественно, я продолжала рассматривать какие-то предложения, читать сценарии. И мы решили встретиться. У него был кризис трех лет, когда наш сын из послушного мальчика превратился в «нехочуху». А когда стала заниматься йогой, почувствовала себя обновленной и дышится легче, уходит напряжение. И этот новый опыт я могу воплотить в своих фильмах, в своих героях. Мне очень хочется работать, я к этому готова и чувствую, что время правильное. Ведь мы друг друга любим и друг другом дорожим. А как лучше всего осуществить эту затею? Ведь материнство — это очень важный этап в жизни женщины. Конечно, невозможно просто сидеть и ждать, поэтому пока нет достойных предложений, я стараюсь на что-то отвлекаться. Когда принимаешь это за аксиому, никаких проблем не возникает. Я очень люблю свою героиню Ольгу, и мне кажется, продолжение фильма будет не менее интересным. Я с мужем могу говорить обо всем, любую глупость обсудить. Такое погружение в язык произошло, и постепенно я поняла, что мечта начинает осуществляться. Постоянно нахожу какие-то рецепты в Интернете, читаю книги Ники Белоцерковской.— Вы придерживаетесь каких-то принципов воспитания ребенка?— У нас дома все друг друга уважают. На все предложения он отвечал «нет». Даже приезжая с работы домой, продолжаю читать почту, отвечать на рабочие звонки, утверждать интервью, читать сценарии. Но сын не капризничает, становится деловитым, этакий мужичок. Наверное, в разных местах все по-разному, но в Нью-Йорке не ощущаешь себя иностранкой, потому что там много приезжих. Ребенок — это тоже личность. Многие, уезжая за границу, признавались, что не хватало именно общения.— Круг общения всегда можно найти под себя, это не проблема. Тот год был очень тяжелым для нас. А потом я опять возвращалась в Нью-Йорк и погружалась в другую реальность, где без макияжа, в спортивном костюме и кроссовках гоняла с сыном в футбол на детской площадке.Костюм, Kuteiko CoutureФото: Алина Голубь— А о профессии не думали? Поэтому мы с Мишей решили взять небольшие каникулы и поехать в Нью-Йорк. Если к тебе подошел ребенок и что-то просит, ты уже не можешь от него отмахнуться, сославшись на занятость. Я больше нигде, кроме Нью-Йорка, так долго не жила. Я понимала: чтобы развиваться дальше, надо выйти из зоны комфорта. Мы обнаружили, что уже нет такого контакта, внутреннего взаимопроникновения, как раньше. Это и на музыку влияет, и на моду, и на еду. А сейчас мы с семьей приехали в Москву — «просветленные», с новым дыханием, очищенным сознанием. Бросив работу, отказавшись от участия в престижных проектах, они почти на год улетели в Нью-Йорк, чтобы побыть вместе и, возможно, заново открыть путь к сердцу друг друга.— Лянка, в последний раз мы встречались с вами два с лишним года назад. Как-то раз мы даже доехали до границы с Канадой и смогли полюбоваться мощью Ниагарского водопада. Я, видя, что у него не получается, тороплюсь вмешаться: «Помоги ему, у него пятка не влезает». Разумеется, язык надо учить там, где на нем говорят.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.