Иллюзия притока. Почему в Украину не идут инвестиции

Блинoв видит eщe двe причины, пo кoтoрым дaжe рискoвыe инвeстoры oбxoдят Укрaину стoрoнoй: крaйнe низкий плaтeжeспoсoбный спрoс внутри стрaны вкупe с пaдeниeм экспoртa (для кoгo сoздaвaть прoдукт?) и – зaшкaливaющaя зaрeгулирoвaннoсть всex прoцeссoв, с кoтoрoй мы oтвaжнo, нo мaлoрeзультaтивнo бoрeмся в пoслeднee врeмя.

Экспeрт: Дeнeг мнoгo – нo мы нe мoжeм иx взять
Инoстрaнныe инвeстoры — a нa тoт мoмeнт к нaм стучaлись и дoбрoпoрядoчныe кoмпaнии с мирoвыми имeнaми — пришли в шoк oт рaзнoцвeтия дoмoрoщeннoй кoррупции и стeпeни ee цинизмa. Кoнeчнo, втoрую вoлну сбили нe тoлькo «дутыe» бaнкoвскиe пoртфeли.

Oни обеспечивают рабочие места тысячам украинцев. Нам нужно поддерживать IT-сектор». Президент Петр Порошенко в своем ежегодном обращении к парламенту, открывая новый политический сезон, заявил: «Нужно сметать ураганом все преграды на пути бизнеса и инвесторов. И правительство действует в правильном направлении. В Украине уже 3 000 старт-апов, рост идет на 100% в год.

Рассекая «волны»
«Заходить в таких условиях [коррупция, война, зарегулированность экономики и пр.] есть смысл лишь, когда есть проекты с гарантией прибыли в 20% годовых и выше,— анализирует Козин. — Однако подобных проектов в Украине не существует. Главное, по мнению Козина, что инвестиции сегодня неинтересны экономически. Инвесторы – народ, который умеет хорошо считать. Есть предложения с прибылью в 10-14%, что не может быть интересным: такие предложения можно найти в гораздо более благополучных странах».
Кэш в десятки миллионов

IKEA собиралась создавать сеть из девяти магазинов в пяти крупнейших украинских городах.   Но…  перспективнейший проект так и остался на бумаге. Было это, напомним, во все том же 2005-м. Многомиллиардные инвестиции, тысячи рабочих мест. Один из самых показательных примеров, который до сих пор у всех на слуху: попытка группы компаний IKEA зайти на украинский рынок.
Можно предположить, что тема экономического роста будет главной в политике государства. Ту же тему затронул во время выступления в Мариуполе, на заседании Нацсовета реформ. В унисон Госстат озвучивает информацию: объем инвестиций за первое полугодие текущего года на 5,4% превысил показатель за аналогичный период прошлого. Президент о росте экономики, новых рабочих местах и привлечении инвестиций за минувшие 7 дней говорит не в первый раз, пишет Светлана Голландс в №34 журнала Корреспондент от 9 сентября 2016 года.

Правда, они тут же шутят: надеемся, но не верим.  А значит, есть шанс, что проанонсированная Ложкиным «инвестиционная Мекка», в которую он обещает превратить Украину, все же состоится, надеются экономисты. Приход Ложкина в эту структуру эксперты уже называют ключевым событием в инвестсфере: он хорошо известен не только как преуспевающий бизнесмен, но и как виртуоз в ведении переговоров всех уровней сложности.

Таких историй в деликатной инвестиционной сфере – уйма. Местные чиновники открыто заявили инвестору, забирай предприятие – но нужно доплатить еще 3 млн. Владимир Лановой вспоминает: в Винницкой области немцы решили купить предприятие – за 3 млн. долл. Чиновники всех рангов хорошо усвоили: инвестиции – это необъятное поле их обогащения.

«Упрощение работы нотариусов, которого мы все так ждали, спровоцировало целую волну рейдерства и противозаконных действий с недвижимостью,— говорит эксперт.— На фоне разбалансированной правоохранительной системы, а также судебной системы, которая не гарантирует справедливой защиты, это выглядит крайне непривлекательно». Обещанная государством дерегуляция и упрощение ведения бизнеса на практике оказываются весьма сомнительными начинаниями, считает Андрей Козин, управляющий партнер Focus Estate Fund.

Эксперты сомневаются, что Украина стоит на пороге инвестиционного бума.

— Инвесторы сделали выводы: здесь много не заработаешь, а в условиях потери стабильности можешь только потерять. «Регулятор откровенно содействовал «своим» банкам, раздавал им рефинанс, в то время как остальные вынуждены были работать в условиях агрессивной среды,— перечисляет Владимир Лановой. Препоны, которые пытался выставить НБУ, только раззадоривали пакующих чемоданы инвесторов и они стремились всеми правдами и неправдами покинуть «многообещающую» Украину как можно скорее. И стали толпами уходить». Портфели банков были большей частью дутыми, качество активов – отвратительное, политика Центробанка – странной и непредсказуемой, особенно после кризиса-2008. Впрочем, инвесторов ждало скорое разочарование, вспоминает Лановой.
С этой точкой зрения солидарен и глава набсовета MA Group Андрей Малафеев. Страна, которая вобрала в себе весь перечень возможных рисков, не может рассчитывать на скорый инвестиционный прорыв, пока не уберет эти риски, считает эксперт. Несовершенные судебная и налоговая системы, правовой беспредел, незащищенность собственности, неурегулированность многих законодательных норм, социальные, валютные, военные, внешние риски, весь этот набор создает сегодня непреодолимый барьер для нового инвестбума, убежден Малафеев. До настоящего же инвестиционного бума, по мнению Блинова, нам еще очень далеко.

Нет даже денег, которые запланированы как экстренная помощь. Из страны разбегаются даже собственные доморощенные бизнесмены – они идут туда, где вести бизнес не рискованно, где завтра их не ограбят, не убьют и не будут вымогать денег… В такой атмосфере в Украину мало кто решится прийти». – Рассматривают инвестиции как инструмент получения сверхприбылей. Просто на Западе убедились, деньги не доходят до адресата.  Какие уж тут инвестиции? «Они до сих пор ждут инвестиций с надеждой, что деньги будут идти только через них, – подытоживает Лановой. Это не потому, что нас испытывают на прочность. Но в мире это уже хорошо увидели, и все – денег больше нет.
Примечательно, что на этом фоне даже военные действия эксперты считают важной, но не решающей причиной отсутствия инвестиций. «Влияет ли война на инвестпривлекательность? Появились целые частные армии. То есть, инвестор в Украине сегодня  вынужден не только защищать свои активы, но и вкладываться в собственные «карманные» батальоны, чтобы физически охранять бизнес».  Боевики действуют вне закона, спекулируют на званиях участников АТО, играют мускулами. – задается вопросом Андрей Блинов.— Страна наводнена вооруженными группировками, часть из которых контролируется государством, часть – нет. Их задействуют для рейдерских атак, которые в последнее время резко участились.

К деньгам не готовы?

Статистический рост объемов инвестиций, который показывает Госстат, не совсем корректен, поясняет экономический эксперт Андрей Блинов. Это конвертация прежних кредитных линий, выданных «дочкам». «Это технический рост,— говорит он.— Львиная доля увеличения инвестиций – это рефинансирование дочерних банков их материнскими структурами, в первую очередь, российских банков.
«Денег много – но мы не можем их взять»,— говорит Максим. По мнению управляющего партнера Blackshield financial advisers group Ltd Максима Корецкого, инвестиционных денег в мире как раз достаточно. Инвестрынки одного лишь азиатского региона и США растут на 2% в год, констатирует эксперт.

Однако Украина никак не отреагировала. Суммы, которые им предлагали заплатить за решение того или иного вопроса, зашкаливали – десятки миллионов долларов. Шведы не устояли под напором коррупции. IKEA разгласила эту информацию, даже назвала конкретные имена. С тех пор прошло 11 лет, намерения IKEA не изменились, официальный представитель компании Кайса Йоханссон в этом году заявил: компания не планирует идти в Украину – она предпочла Индию.
Большие надежды эксперты возлагают на меняющий сейчас формат Национальный инвестиционный совет, который возглавил Борис Ложкин, бывший глава администрации президента. Все ли безнадежно?

Это несмотря на то, что большинство экспертов оценивают перспективы экономического роста скептически, напоминая, что год назад тогдашний премьер Арсений Яценюк говорил, считай, о том же, о чем президент сейчас. При этом аргументы экспертов вовсе не сводятся к тому, что с нами не хотят делиться деньгами. 
– На рубеже тысячелетий молодая дерзкая Украина была  интересна мировому бизнесу: у нас к тому времени стабилизировалась денежная единица, начался подъем малого и среднего бизнеса, в мире это хорошо видели. «В конце 90-х-в иностранцы охотно вкладывали в наши предприятия, скажем, французы зашли на Николаевский цементный завод, позже, уже в 2000-х «Пепси-Кола» приобрела «Сандору», появились ведущие немецкие предприятия, – перечисляет Лановой. Шла приватизация и многие украинские казались инвесторам весьма привлекательными.

Владимир Лановой, президент Центра рыночных реформ, экс-вице-премьер и экс-министр экономики, вспоминает две инвестиционные волны, накрывшие в свое время Украину: одна случилась на излете «лихих 90-х», когда отечественная экономика впервые начала показывать признаки жизни, а вторая – после первого Майдана, с приходом к власти Виктора Ющенко.
***

По данным исполнительного директора Фонда Блейзера в Украине Олега Устенко, в период правления Ющенко объем притока прямых иностранных инвестиций показал свой исторический максимум – в 2005-м году в Украину зашло свыше 10 млрд долларов.

Украинская банковская система, должен заметить, очень влекла иностранных инвесторов: она давала неслыханные прибыли – проценты были просто невероятные для иностранцев. Позже, после Майдана-2004, инвесторы – в первую очередь, финансового сектора —  положительно отреагировали на президентство Ющенко. Все ломились сюда заработать. Все знали, что он банкир и ожидали, что банковская система будет бурно развиваться. Наши банки покупались за сумасшедшие деньги – цена вопроса зашкаливала за миллиардные показатели».

С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. Этот материал опубликован в №34 журнала Корреспондент от 9 сентября 2016 года.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.