Джамала была лучшей. Интервью с Русланой

«Укрaинa гoтoвa прoвeсти Eврoвидeниe, я увeрeнa, чтo прoвeдёт oнa eгo кaчeствeннo и, нaдeюсь, успeшнo, — гoвoрит Кoррeспoндeнту Руслaнa Лыжичкo, пишeт Мaринa Сaвчeнкo в №19 издaния oт 20 мaя 2016 гoдa. Прoпaгaндa пoстoяннo будeт фoкусирoвaться нa этих моментах, простому потому, что они заинтересованы в подрыве нашей безопасности изнутри. – Сейчас много заявлений, нас обвиняют в том, что мы не можем обеспечить финансовую составляющую конкурса, безопасность. Нужно ли на них реагировать?

***

Руслана, впервые завоевавшая победу на Евровидении для Украины, – о политической подоплёке конкурса.

Я не могу сказать, что этого вообще не было. Но это не использовалось как технология. Это нужно признать. Я более, чем уверена, что именно политика – политика договорённостей, политика каких-то симпатий и антипатий – не повлияла на объективность результата. Да, возможно, события в Крыму и Украине в целом повлияли на то внимание к выступлению Джамалы, которое мы получили. Объективно Джамала была лучшей. Я не берусь судить, отсутствует ли абсолютно в общем результате Джамалы политическая составляющая.
Я не считаю его политическим – я считаю его историческим. Считаю, что политика, как таковая, в победе Джамалы отсутствовала. И что до политики в самом тексте песни. Да, были некоторые государства, которые можно в определённом смысле назвать исключением, но в общем соотношении процент их был маленьким, так что даже не стоит на этом фиксироваться. Посмотрите, как голосовало жюри и как голосовали зрители во всех странах Европы. Почему? Нельзя доказать, что была какая-либо заангажированность в голосованиях большинства стран. — Это очень сложный вопрос. Этот текст является болью народа.

Но я более чем уверена, что и безопасность можно организовать качественно, и денег на проведение Евровидения хватит. Базисные средства будут предоставлены Европейским вещательным союзом. Этих средств совершенно достаточно, чтобы качественно провести сам конкурс.

Буквально один или два материала были, в которых говорилось, что это не украинская музыка, все эти «гей-гей» и «Дикие танцы» — это что-то кельтское, а Украина – протяжные песни о весне и жите. Это, по сути, вся критика, которая была против меня. — Честно скажу, Россия меня почти не критиковала.
— А когда ты победила на Евровидении, почувствовала ли ты на себе антипатию со стороны России? 

Несмотря на сложную экономическую ситуацию, не обойдёт своим вниманием мероприятие и частный бизнес в Украине. Ко всем сопутствующим проектам инфраструктуры будут  привлечены средства спонсоров и доноров. Украина сможет получить поддержку и от западных государств. Нет ни одного основания полагать, что мы не найдём денег на проведение конкурса. Уже, например, Швеция заявила о своей готовности.

Об этом надо помнить. Причем, надежда больше читается в композиционности, нежели в самом тексте. На самом деле этот месседж является цивилизационным – это вечная песня о добре и зле, о боли и надежде. Кому-то выгодно трактовать эту боль как политический месседж.
— Как ты думаешь, была ли политика в победе Джамалы?

С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь. Этот материал опубликован в №19 журнала Корреспондент от 20 мая 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена.

А многие российские пропагандисты даже называли меня «своей» певицей, потому что в контексте их тогдашнего мышления все славянские страны были своими.  В то время я получила достаточно большую поддержку почти всего пояса стран от севера до юга – 12 баллов нам дали и Исландия, и Турция, и государства Прибалтики, и Израиль. Был своего рода «путь из варяг в греки», который дал нам очень высокие баллы, в том числе и Россия дала мне 12 баллов.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.