Дарья Екамасова: «Я не пожалела ни об одном порыве в своей жизни»

Тeбя считaли элитaрнoй aктрисoй. Для мeня этo бoльшoй урoк. Нeскoлькo рaз в жизни у мeня были тaкиe пoвoрoты нa 360 грaдусoв. Кaк чaстo этo удaeтся?— Гдe-тo рaз в мeсяц, a eсли вдруг выпaдaют три-чeтырe свoбoдныx дня, тo мoгу вooбщe нe oтxoдить oт инструмeнтa, рaзбирaть нoвыe прoизвeдeния. К тoму жe мнoгиe ужe нaчaли бaлoвaться курeвoм, a я, eстeствeннo, нe прoбoвaлa и нe xoтeлa. Я в этoм вoпрoсe былa фaтaлисткoй: вeснa — знaчит, нaдo пoйти и пoпрoбoвaть. Пoнимaлa, чтo для ниx мoя рoль вaжнa, сдeлaлa иx в чeм-тo сильнee, o чeм-тo зaстaвилa зaдумaться. Мoжeт, кoгдa-нибудь я вeрнусь к музыкe.— Нa пeрвoм курсe музыкaльнoгo училищa ты oкaзaлaсь нa съeмoчнoй плoщaдкe фильмa «Спaртaк Кaлaшникoв», и срaзу встрeчa с тaким нeвeрoятным aктeрoм и личнoстью, кaк Aндрeй Пaнин…— Oн тoгдa eщe нe был тaк извeстeн, кaк мнe кaжeтся. Кoнeчнo, я жaлeю, чтo рaньшe, кoгдa много ездила по международным фестивалям, ни с кем не знакомилась, не общалась. В другой день лучше вместе помолчать. А какой известности хочешь ты?— Конечно, какой солдат не мечтает стать генералом, но я все-таки считаю себя артхаусной артисткой и понимаю, что слава ко многому обязывает. Знакомо ли тебе подобное ощущение?— Конечно, я тоже не раз ощущала неуверенность в себе. Если у одного хуже настроение, пусть он покомандует, а если хорошее настроение, он может просто завалить цветами и признаниями в любви. Мы с ребятами из музыкального училища тащили их из магазина, на доставку денег не осталось. Пришла в школу, и все, что можно было услышать про цвет и морковку, я выслушала, но зато рыжий оттенок остался у меня до сих пор. И сейчас я открыта для чувств, для любви, удовольствий. Ведь на протяжении тридцати лет я работала, училась и не занималась личной жизнью. Сама же она — из потомственной интеллигентной московской семьи. А в довершение ко всему мы с мамой решили полечить мне волосы, они были длинными, и она сделала мне на ночь масочку из хны, а утром я проснулась оранжевой. Или, наоборот, в последний час проб приходила, и все складывалось удачно. Меня тогда это очень обрадовало, я решила, что у меня французская внешность. (Смеется.) Смешно, но это факт.— При этом ты как-то сказала: «Я и в артистки пошла, чтобы родителям доказать что-то, услышать похвалу от них». (Улыбается.)— А учась в музыкальном училище, ты ощущала, что кто-то живет лучше, что девчонки могут себе что-то купить?— Нехватка денег в детстве подвигла меня на то, чтобы зарабатывать самой. А мы в то время жили совсем не богато, и я даже носила некоторые бабушкины вещи. С четырнадцати лет я подрабатывала: раздавала что-то в качестве промоушна, собирала высоких девочек по Москве и приводила их в модельное агентство. Кстати, меня сразу стали узнавать на улицах, говорят: «Ой, вы же Тамара». Помню, на первую зарплату в кино купила себе мобильный телефон, они только-только появились. Он редко приходит на премьеры моих фильмов, но потом обязательно их смотрит.— Но ты чувствовала, что тебя любят? А потом я увидела, что они радуются моим успехам, и успокоилась. Ничего с этим поделать не могу, так что уже смирилась и перестала себя сдерживать. Я поняла, что, если хочешь независимости в жизни, помочь может только это. И я надеюсь, что у меня появится время, когда я смогу себя посвятить этому магическому чувству, когда сносит голову и хочется лазить по крышам, пить по ночам кофе в кафе, болтать и смотреть друг другу в глаза.интервью, дарья екамасова Естественно, дома я не носила его, не хотела афишировать травму, расстраивать близких. И только в девятом классе мы подружились, не со всеми, правда. Не буду говорить об этом в интервью, а то родители прочтут. Классная руководительница меня тоже не очень любила, в общем — тяжелая ситуация. А однажды, мне было лет четырнадцать, ко мне подошла женщина, она оказалась представителем московского модельного агентства, и сказала, что у меня очень модный тип лица. А через неделю они развалились. И мне кажется, что в тот момент моя жизнь поменялась. Бабушка выписывала «Крестьянку», и я помню пальтишки в нем. Чем опять же сделала себе хуже. Как только я оставила музыку и поступила в ГИТИС, поняла, что и это было мое! Поэтому я надеюсь, что с моей второй половиной, с которой я когда-то свяжу жизнь, у меня все будет строиться на тех же принципах. (Смеется.) Я живу в потоке.— А вообще, ты когда-нибудь знакомила родных со своими друзьями-мальчиками?— Так как я все время училась и работала, у меня было не так много романтичных историй. Правда, сначала, до полного обследования, доктор выписал мне сапожок, в котором я должна была не только ходить все время, но и спать. Телефон сломался через месяц. И он был первым человеком, с которым я заговорила о поступлении, потому что мне уже хотелось чего-то еще. Хотя он умеет радоваться, но слишком скромный в этом смысле. Например, один из самых главных произошел, когда я решила жить отдельно. Это было четыре года назад, после «Бабы…» Съездив туда, я поняла, что это особенно необходимо людям нашей профессии. Помню, что в детстве 14 февраля я часто была королевой по валентинкам, а потом перешла в другую школу, и там два года подряд этого не происходило. Вот тут я почувствовала страх, хотя и была с мамой. Очень жалею, что техника ушла, многое забылось. За какие-то особые успехи бабушка то кофточку, то юбочку покупала, так что с ними у нас скорее такой бизнес был. И они уже постфактум узнали, что после тяжелой травмы я продолжила участвовать в шоу «Без страховки». Вот это я не забуду никогда. Но с другой стороны, значит, было еще не время.— Ты совершала какие-нибудь отчаянные или неожиданные даже для себя поступки, может быть, внезапные или экстремальные поездки?— Не знаю, можно ли назвать такой мою поездку в Таиланд на остров Самуи в монастырь на медитации. Я вызывала раздражение не только своей независимостью и хорошей учебой, но и тем, что умела играть на пианино. Ты первый человек, которому я говорю сейчас, что, анализируя ситуацию, понимаю, что, наверное, согласие на участие было безответственностью по отношению к себе. А маме я, в принципе, люблю дарить подарки и всегда что-то покупаю в поездках.— Знаю, что тебя заставляли играть на фортепиано, ты ленилась, а сейчас пытаешься урвать хоть полчаса, чтобы посидеть за инструментом дома. В следующий раз, когда от меня потребуются такие нагрузки, я буду долго готовиться, и вообще спортом надо заниматься.— Когда будешь выходить замуж, тоже поставишь родителей перед фактом или все-таки познакомишь с молодым человеком?— Сценарий может быть абсолютно разный. Конечно, они дарили подарки на Новый год, день рождения. Сколько раз мне говорили, что я утверждена, а проект закрывался или в итоге брали другую актрису. А потом бац… гипс. Когда в это время рядом со мной находится мама, она так радуется, что для меня это радость вдвойне. Я чувствую, что у меня тот возраст, когда мне хочется открываться любви и познавать жизнь с этой стороны. Просто стараюсь по возможности не ставить на эти дни съемки. В ГИТИСе в тот год набирал Александр Шалвович Пороховщиков. Лет в двенадцать я хотела, чтобы у меня были короткая стрижка, шорты, я переделывала себе одежду. Но меня лечили по страховке у лучших врачей. (Смеется.) Наверное, я знала, что поступлю. Искала через буддизм, через азиатские страны. Или не искать ничего, а он сам появится в твоей жизни и уже никуда не уйдет. Несколько раз в жизни я перекрашивалась в этот цвет, были такие порывы. Я видела, что он во мне заинтересован, и не боялась. После больших проектов надо туда ездить, потому что потом, когда ты спускаешься с гор, понимаешь, что твои страдания и переживания мелкие и ненужные. Но мне вообще не везет с телефонами, с ними все время что-то случается. И мне это как раз интересно.Недавно Дарья Екамасова была признана самой талантливой и перспективной актрисойФото: материалы пресс-служб— Твоя Тамара из «Влюбленных женщин» очень не уверена в себе как женщина. Я искала себя, смысл жизни. И еще купила стулья домой. В более позднем возрасте я стала понимать, что женская красота — это в первую очередь внутренний мир, чистота глаз. Но через несколько дней состоялась премьера «Чемпионов» в Москве, потом — съемки в Питере, а потом я даже поехала с костылями на кинофестиваль в Берлин, куда меня пригласили. (Смеется.) Характер такой. Естественно, в первый год я не поступила, и он сказал: «Ничего страшного, я десять лет поступал». (Смеется.) А в шестнадцать лет я про это агентство и не вспомнила. По крайней мере, для меня он был актером из «Каменской», и я высматривала потом эти кусочки и говорила: «Мама, я его знаю». Я в детстве жила с бабушкой и дедушкой, а первую квартиру сняла лет в девятнадцать. Перед их приходом прятала сапожок в шкафу. То есть все сложилось так, как должно было сложиться.— Даша, ты вообще фаталистка?— По большому счету да. Мне это интересно, меня очень тянет туда. В ее чуть раскосых глазах присутствует магнетизм и есть нечто колдовское. Не скрою, это очень приятно. И я пыталась там во все самостоятельные отрывки вставлять музыкальные партии. Моя мама — детский психолог, думаю, она чувствовала, что иначе у меня ничего не получилось бы. Он из тех людей, которые во всем найдут недостатки, ему обязательно надо к чему-то придраться. Но, узнав про мой возраст, расстроилась и просила связаться с ней, когда мне будет шестнадцать. Мне было очень приятно.— Мы все время говорим про маму, но есть же еще и папа…— Папа, по-моему, вообще не знает, что такое похвала. А если это еще совпадало с ролью, я всегда соглашалась, потому что для меня рыжий — просто судьба, тут же все меняется в лучшую сторону.— Но теперь ты уже давненько, по-моему, в натуральном цвете. И мы с моей подружкой наделали сами себе валентинок, и когда подошли к коробке, в которую их надо было класть, то подбежали другие девчонки с мальчишками, вырвали их у нас и увидели, что мы их сами себе написали. Конечно, я люблю, когда все хорошо и тепло, но иногда у меня бывает плохое настроение, темные дни, и тогда стараюсь уединяться. Они знают, что в полнолуние меня надо кормить и говорить, что я самая красивая. Меня не взяли и во второй, и в третий раз. Помню, как на костылях я подошла к эскалатору и поняла, что не могу спуститься. Роли тебя всегда сами найдут, как и мужчины. Натуральный цвет волос, натуральные брови, все, что природа дала, — это самое красивое. А что было с «красавицей»?— Умница-красавица — конечно, просто оборот. А когда тебе хочется поменять жизнь, то меняешь имидж. Но после некоторых сериалов полюбила и широкая публика. Это был ужас. И это выдают манеры, речь, умение слушать и деликатность. Тебя начинают воспринимать как некий бренд. Я рассказывала про них маме, но, по-моему, не знакомила ни с кем.В картине «Влюбленные женщины» актриса сыграла очень неуверенную в себе ТамаруФото: материалы пресс-служб— А как ты относишься к слишком уверенным в себе женщинам, так называемым стервам, которые всегда держат мужчин в напряжении?— Не знаю, мне кажется, что все это зависит от настроения женщины. Нельзя нарушать законы природы, обманывать, воровать, убивать, потому что это ломает твою карму.Актриса признается, что сейчас открыта для любвиФото: Instagram.com/ekamasova— А любовь тоже надо просто ждать, не искать специальных знакомств, как и своих ролей?— Мне кажется, нормальным девушкам несвойственно искать мужчин. Мои друзья с юмором относятся к этой моей особенности. В профессии — то же самое. Занималась конным спортом, потом плаванием — мне казалось, что я толстая. Выбор еды небольшой, но через восемь дней ты понимаешь, что, кроме одного ореха и яблока, тебе ничего не нужно.— Ты выросла в хорошей семье, где и мама с папой, и бабушка с дедушкой счастливы друг с другом. На одной из тренировок заболела нога, я не обратила на это внимания, думала, пройдет. Особенно в полнолуние. И мне было страшно, потому что когда ездишь по фестивалям одна — это совсем другое, все равно вернешься домой, где есть родные… А тут за все надо было отвечать самой. А на опорном прыжке добила ее. Значит, сейчас все хорошо и нет желания что-то изменить?— Сейчас, видимо, уже такой возраст, когда хочется всего натурального. Но сейчас я очень люблю свое одиночество, считаю, что у каждого человека должен быть уголок, в котором он может скрыться, подумать, почитать, поспать. Но не могу сказать, что меня баловали. И когда начались съемки, я точно поняла, что надо поступать в театральное и завязывать с музыкой, потому что это мне было интереснее. Я всех предупреждаю, что меня лучше не трогать. У нее были очень элегантные туфельки, пальто. (Смеется.) У меня плохо складывались отношения с одноклассниками. Еще папа нам с мамой преподносил цветы на Восьмое марта. Я находила у мамы журналы с материалами обо мне, она собирала фотографии и сама фотографировалась на фоне афиш с моими картинами. Но все-таки узнавание по фильму «Жила-была одна баба» было другим, я чувствовала, что встреча со мной вдохновляла людей, они испытывали восторг. Я верю в судьбу, и в какой-то момент поняла, что можно пройти жизнь с опущенной головой, а можно легко и улыбаясь. Например, «сегодня у нас будет матриархат», а «сегодня патриархат», они — единое целое. А по поводу внешности… Бабушка меня все время хвалила, я думала, что симпатичная, но красоту представляла себе по-другому. (Смеется.) Всегда знала, что я умница и хулиганка. У них никогда не бывает обид друг на друга. Позже, размышляя об этом, поняла, что, наверное, это было правильно — стимулировать меня таким образом на подвиги. Мне не раз говорили в подобных случаях: «Ты будешь потом жалеть», но я ни разу не пожалела ни об одном своем порыве.После премьеры картины «Жила-была одна баба…» Екамасову стали считать элитарной актрисойКадр из фильма «Жила-была одна баба…»— Отпустили тебя легко?— Я уже понимала, что в моей семье надо сначала сделать, а потом ставить перед фактом. Но главное, я уверена, что люди встречаются случайно. В шестнадцать лет я начала сниматься и уже могла позволить себе то, что многие не могли. Но все же сейчас мне кажется, что я немножко взросло одевалась. Говорила, что иногда они, конечно, тебя хвалили, но очень локально и сдержанно.— Я видела, что других детей хвалят чаще и не ругают за «тройки». (Смеется.)Дарья увлекается йогойФото: Instagram.com/ekamasova— С «умницей» поняла. Ведь, по сути, было за что, я сделала нечто серьезное. Конечно, вокруг было много всяких журналов о моде и красоте, но мне запрещали их читать. Были нежность, подарки, ласка от родителей?— Я всегда знала, что я «умница-красавица» и меня любят. Ты даешь обет молчания на восемь дней, поднимаешься в гору каждый день для медитации, посещаешь очень интересные лекции, живешь без телефона, моешься дождевой водой и соединяешься с природой. А вот бабушка с дедушкой подкидывали гостинцы, особенно за «пятерки». Приходишь есть раз в день, а там уже все стоит. Для тебя идеальная семья такая же?— В моей семье никогда не было диктата ни у родителей, ни у бабушки с дедушкой. Актриса признается, что сейчас открыта для чувств, любви и удовольствийВ кино Дарья Екамасова чаще всего играет простых женщин со сложной судьбой. Так считаю и по сей день. Я очень уважаю личное пространство.— А почему захотелось жить одной?— Это был порыв. И слава богу, потому что благодаря этому я окончила музыкальное училище.— Не поступить в процессе учебы, конечно, легче морально. Можно проискать всю жизнь и не найти, а рядом будет человек, на которого ты даже не обратила внимания, а он — твой. Но все же с каждым разом не таяла уверенность в себе?— Нет, я даже не думала об этом и как-то особенно не расстраивалась. Я верю, что чем больше работаешь, тем больше дается. И это меня сейчас и внутренне устраивает. Мне нужно, чтобы меня уважали и зрители, и кинематографисты. Они живут, как чувствуют. Причем даже толком не помню, как все случилось. Но задевать меня это начало лет в двадцать пять, когда мне уже нужна была их похвала. (Недаром ей как-то не по себе в полнолуние.) Дарья призналась нам, что верит в Судьбу, дважды в год ездит в монастырь на Тибет для медитации и мечтает о настоящей любви.— Даша, признание пришло к тебе с картиной Андрея Смирнова «Жила-была одна баба». Многие мои фильмы ездят на фестивали, не все имеют широкий прокат, хотя вот «Чемпионы», по-моему, — зрительская картина, это мой первый такой опыт, не считая «Влюбленных женщин».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.